eslitak (eslitak) wrote,
eslitak
eslitak

Вера и доверие

 
Некоторые дискуссии навели меня на мысль, что следует уточнить и разграничить смыслы слов «вера» и «доверие». Конечно, слова эти не совсем синонимы. Например, никто не употребляет слово «доверие» в значении исповедования религии, и никто не употребляет слово «вера» в смысле «на это можно положиться». Однако существуют языковые ситуации, в которых «вера» и «доверие» воспринимаются именно как синонимы. Я собираюсь проделать вот что:
1. Выделить такие ситуации.
2. Классифицировать их.
3. Показать ущербность и вред синонимичности в некоторых из указанных ситуаций.
4. Предложить однозначное правило употребления и понимания слов «вера» и «доверие».
5. Продемонстрировать практическое применение этого правила.
 
1. «Вера» и «доверие», вообще говоря, всегда подразумевают наличие субъекта и объекта и являются описанием оценочного отношения субъекта к объекту. Так вот, «вера» и «доверие» воспринимаются синонимами, когда объектом оценки являются некие утверждения, точнее – их истинность. Приведу четыре примера такого «синонимичного» использования слов «вера» и «доверие».
 
Пример 1:
а) Я безоговорочно доверяю Пупкину.
б) Я всегда верю Пупкину.
 
Пример 2:
а) Я доверяю утверждению, что Волга впадает в Каспийское море.
б) Я верю, что Волга впадает в Каспийское море.
 
Пример 3:
а) Я доверяю утверждению, что энергия сохраняется.
б) Я верю, что энергия сохраняется.
 
Пример 4:
а) Я доверяю утверждению о существовании Бога.
б) Я верю в Бога.
 
Во всех примерах субъект оценивает разные утверждения. В примере 1 это любые утверждения, удовлетворяющие критерию «от Пупкина», а в примерах 2, 3 и 4 – вполне конкретные утверждения. Также во всех примерах высказывания «а» и «б» эквивалентны по смыслу (пока), стало быть, слова «вера» и «доверие» здесь являются синонимами.
Подчеркну так же очень важный момент: состояние «веры» или «доверия» подразумевает отсутствие у субъекта точной информации об объекте, ибо глупо говорить «верю» о том, что известно точно, и «не верю» о том, что является очевидным абсурдом.
 
2. Пользуясь вышеприведёнными примерами, ведём классификацию объектов и субъектов «веры» и «доверия».

Объекты (утверждения) будем классифицировать по признаку проверяемости.
Проверяемые утверждения – это такие утверждения, которые в принципе подразумевают возможность проверки на истинность. В нашем случае к проверяемым относятся утверждения из примеров 2 и 3, а к непроверяемым - утверждение из примера 4 (пример 1 оставим для классификации субъектов).
Проверяемые утверждения делятся, в свою очередь, на доказуемые и недоказуемые. Доказуемые утверждения – это такие утверждения, насчёт истинности которых можно получить точную информацию, то есть, для которых есть способ полностью исключить вариант «ложно», непосредственно или путём логических построений. В нашем случае к доказуемым относится утверждение из примера 2, а к недоказуемым - утверждение из примера 3 (из примера 4, конечно, тоже, непроверяемые утверждения недоказуемы по определению). Вообще, отношение «верю» или «доверяю» к доказуемым утверждениям действует только до тех пор, пока процесс получения точной информации (доказательство) не окончен. По окончанию доказательства вопрос «веры/неверия» или «доверия/недоверия» к таким утверждениям снимается, и отношение субъекта к ним меняется на «истинно/ложно».
Итак, в соответствии с введённой классификацией укажем явно три непересекающихся типа утверждений:
- проверяемые доказуемые;
- проверяемые недоказуемые - постулаты;
- непроверяемые - догмы.
Подчеркну одно важное психологическое отличие постулата от догмы: как бы субъект не был уверен в верности постулата, он всегда где-то в уголке сознания оставляет возможность его нарушения. В верности догмы субъект уверен абсолютно.
 
Субъектов будем классифицировать по признаку критичности. Некритичные субъекты – это такие субъекты, которые не видят разницы между оценками «верю/не верю» («доверяю/не доверяю») и «истинно/ложно». Некритичный субъект считает истинным всё то, во что он верит, и ложным – всё то, во что он не верит. Пример 1 как раз иллюстрирует позицию такого некритичного субъекта, который априорно встаёт на позицию отказа от сомнений: «Пупкин всегда прав». Критичный субъект, наоборот, склонен подвергать оцениваемое утверждение сомнению. Замечу, что одно и то же лицо может выступать и как критичный, и как некритичный субъект, в зависимости от типа оцениваемого утверждения.
Для некритичных субъектов введённая выше классификация объектов по принципу проверяемости, конечно, не актуальна, ибо им чуждо само понятие «проверка». Для идеально некритичного субъекта все утверждения являются догмой, если он в них верит,  или антидогмой, если он в них не верит.  Для критичного же субъекта важно понимать степень проверяемости утверждения, ибо он должен самолично сделать выбор: доказать утверждение, проверить утверждение или принять его без проверки и доказательства. Можно подумать, что в интеллектуальном багаже критичного субъекта догм не должно быть совсем, однако это не так. Критичный субъект может придерживаться некоторых догм, но при этом он должен честно признавать догму догмой. Здесь могу привести в пример себя: для меня догмой является существование объективной, внешней по отношению ко мне реальности.  
 
3. Теперь рассмотрим отношения «вера» и «доверие» в контексте введённой классификации. Для доказуемых утверждений синонимичность понятий «вера» и «доверие» безвредна, она не вносит путаницы в понимание. Здесь отношение «верю» или «доверяю» является лишь предварительной временной оценкой, подлежащей уточнению, и поэтому точного наименования этого отношения не требуется. Совсем другое дело, когда речь идёт о недоказуемых утверждениях. Здесь синонимизация слов «вера» и «доверие» приводит к тому, что отношения субъекта к постулатам не имеют никакой лингвистической разницы с отношением к догмам. Возьмём пример 3: если некто заявляет: «я верю в закон сохранения энергии», то тот, кто его слушает, не может однозначно понять, что имеется ввиду: то, что субъект принимает закон сохранения энергии как постулат, или то, что субъект принимает его, как догму. Хуже того, неискушенный слушатель может принять постулат за догму и наоборот, а иногда и вовсе потерять способность различать эти понятия. Например, мне не раз встречалось такое мнение, что «вера» в незыблемость физических и логических законов ничем, по сути, не отличается от «веры» в Бога, тогда как физические и логические законы – это постулаты, ибо они проверяемы опытом, а утверждение о наличии Бога - догма. Источником такой путаницы я считаю именно недостаточное разграничение смыслов слов «вера» и «доверие».  
 
4. В каких же ситуациях следует употреблять слова «верю» и «доверяю»? Я предлагаю простое и однозначное правило: использовать оценку «доверяю/не доверяю» по отношению только к проверяемым утверждениям, как доказуемым, так и недоказуемым, а оценку «верю/не верю» только по отношению к непроверяемым утверждениям (догмам). Такое правило позволяет субъекту выразить не только свою оценку истинности утверждения, но и своё мнение о типе утверждения: постулат или догма. Иначе говоря, выражение «я доверяю утверждению А» теперь эквивалентно выражению «я считаю утверждение А истинным и готов предложить конкретную методику его проверки». Соответственно, выражение «я верю утверждению А» означает: «я считаю утверждение А истинным, ибо так мне подсказывает сердце».
Здесь может возникнуть вопрос: а как быть с утверждениями о несуществовании чего-либо? Относить ли их к постулатам, или к догмам? Я думаю, что это всё же постулаты, ибо объективная методика проверки существует: проделайте в каком угодно месте какой угодно опыт по поиску этого чего-либо и убедитесь в отсутствии искомого. Ну и, разумеется, любой критичный субъект морально готов немедленно отречься от доверия к постулату о несуществовании, как только искомое будет найдено. Что же касается утверждений о существовании того, в наличие чего нельзя убедиться воочию или косвенно, то это догмы, ибо объективных способов проверки или опровержения таких утверждений не существует. И, конечно, такое свойство утверждений о существовании позволяет субъектам безоговорочно верить в их истинность, ибо опровергнуть эту веру невозможно в принципе.
 
5. Потренируемся теперь в практическом применении предложенного правила и проанализируем в соответствии с ним выражения, использованные в примерах из части 1.
В примере 1 правильно выражение «б» с глаголом «верю». Субъект заранее относит все утверждения Пупкина к классу непроверяемых, значит, ему следует употреблять именно форму «верю».
В примерах 2 и 3 правильно выражение «а» с глаголом «доверяю», так как утверждения относятся к типу проверяемых.
В примере 4 правильно выражение «б», так как утверждение явно относится к типу догм.
Tags: антисиноним, и, лингвистика, психология, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments